Previous Entry Share Next Entry
Не прошло и года, появилась прода!
vatagin_a
Вот уже несколько лет я пишу "Второй шанс": http://samlib.ru/editors/w/watagin_a/2shans.shtml
Конечно, выходит не так быстро как хотелось бы многим читателям, да и мне самому тоже, но я не оставляю надежду дописать его когда-нибудь до конца.
Ну а пока, очередное продолжение:

Степан валялся у себя в комнате, положив руки под голову и уставившись в потолок. Сегодня выдался очень насыщенный событиями день. И теперь бывший диверсант просто лежал, стараясь осмыслить произошедшее, и выстроить свою линию поведения в соответствии с предполагаемым возрастом, не забыв учесть при этом планы на будущее. Вспомнив о планах, Карпатов забуксовал, так как всерьёз об этом старался не задумываться.
Помотав головой, он решил действовать последовательно и начал заново прокручивать в памяти сегодняшние события. Без сомнения, самым ярким и запоминающимся было утро. Лес, гравиборд, уговоры вступить в команду и согласие. Далее был запоздавший завтрак в каком-то открытом кафе.
Катька оказалась настолько счастлива и возбуждена от открывшихся перспектив, что и сама не заметила, как очистила целое блюдо с клубничным мороженым. Бриг держался более спокойно и подошёл к делу с прагматической точки зрения, а именно – начал усиленно размышлять, где найти для Степана собственный гравиборд.
- Где-где? – Хмыкнула Катька. – Пусть купит, ему родаки то небось не меньше чем Лёшке засылают.
- Не знаю, сколько там засылают Лёшке, - отозвался Степан, - но мне выдали денег перед отъездом с учётом на месяц. Только я их уже почти потратил.
- Что, все? – Изумилась девчонка.
- Ну… - попытался припомнить Карпатов, - где-то штуки полторы осталось.
- Полторы! Так этого вполне достаточно! – Воскликнула Катька, хлопнув ладонью по столу.
- Ага, для детского трёхколёсного велосипеда. – Проворчал Брик.
- Можно же в кредит взять, - не поняла его скептицизма Катька. – Не самый хороший, конечно, но главное, чтобы ездил, а там – прокачаем!
- Чтобы взять что-то в кредит, нужно иметь в персональном удостоверении отметку о совершеннолетии, – тут же осадил её гонщик.
- А Лёшка рассказывал, что в кредит брал, а ему, между прочим, совершеннолетия надо ждать не меньше чем нам!
- Вот уж не знаю, как он это сделал, только со Стёпкой это не пройдет, даже если ему накладные усы прилепить, да дату рождения в базах данных подправить. Что, кстати, само по себе стоит порядочно.
- А может, - попытался вклиниться в спор Степан и, дождавшись, когда оба гонщика обратят на него внимание, продолжил: - может проще подождать, пока мне деньги на следующий месяц придут?
- Это примерно две-три недели. – Покачал головой Брик. – Мы, конечно не собираемся выходить так скоро, но надо хоть заявить о себе, да и ты обязательно должен потренироваться, а то на первом же выезде размажут.
- Во-во! – Подтвердила Катька, и задумалась. – Может, займём?
- У кого? – задал резонный вопрос Брик.
Катька задумалась вновь и, на этот раз, надолго.
- Давайте я у Лёшки спрошу, как ему удалось купить гравиборд в кредит? – Предложил Степан.
- Так он тебе и скажет! – Прорычала Катька ещё не полностью отошедшая от вчерашней ссоры. – Жук ещё тот!
Брик лишь пожал плечами, мол, попытка – не пытка.
- Только ты, главное, не говори ему, зачем тебе срочно понадобилось покупать гравиборд. Вообще лучше про гравиборд ничего не говори, а то начнёт опять… - Предостерегла Катька, согласившись с предложением Степана из-за отсутствия собственных идей.
Карпатов не придал этому совету никакого значения, так как не собирался скрывать от брата своё решение.
«Рано или поздно всё равно узнает. А если поздно – ещё хуже получится» - Рассудил он.
 
- Да вы с ума все посходили! – Орал Лёшка, наматывая круги по собственной комнате и активно размахивая руками. – Это что, коллективное помешательство? – Он остановился перед койкой, на краешке которой скромно пристроился Степан, и перевёл дух. – Нет, ну она – это я понимаю, никаких сюрпризов тут нет и быть не может, но ты! Почему?!
Карпатов встрепенулся. Первый раз за своё гневное и весьма продолжительное выступление Лёшка обратился к нему с конкретным вопросом, требующим конкретного ответа. К подобным приёмам бывший разведчик привык ещё в своей прошлой жизни. Да что там привык, иногда даже сам их практиковал: сначала спускаешь пар и только после этого, выговорившись, переходишь непосредственно к делу. На новобранцев такие разносы производят довольно яркое впечатление, зато ветераны сносят все упрёки, а иногда даже и непечатные оскорбления, равнодушно. Лучше уж дать начальнику выговориться и успокоиться, чтобы он объективно разделил невиновных и виноватых, чем ввязываться в ссору и попасть под горячую руку. Так же как и всегда после подобных выступлений, Карпатов ответил коротко и бесстрастно, только что по стойке смирно не вытянулся:
- Мне понравилось.
- Понравилось ему! – Передразнил Алексей. – Ты только один раз попробовал – и уже понравилось! Только гляньте на него! Одного «понравилось» мало! А если ты упадёшь и сломаешь что-нибудь? А если…
- Лёшь. – Перебил брата Степан. – Все твои доводы мне прекрасно известны. Скажу больше – со многими я даже полностью согласен. Только вот мне действительно понравилось. Я не уверен, что это то, что может меня увлечь, но я хочу попробовать.
Спокойный голос Карпатова немного остудил пыл Лёшки, но сдаваться тот явно не собирался.
- Ты не понимаешь! Я же за тебя отвечаю, причём отвечаю в квадрате: как старший брат и как старший по общаге. Ты уж меня извини, но в обеих этих ипостасях я не могу позволить тебе разъезжать по ночам на гравиборде в компании всяких шизиков! Хоть это тебе понятно?
Карпатов отлично его понимал. Во всяком случае, собственного сына он бы ни за что из дома не выпустил, приди тот к нему с подобной просьбой. Только вот Алексей не мог считаться его родителем. Нет, Степан ни в коей мере не ставил под сомнение их довольно условную родственную связь и кричать что-то типа «ты мне даже не брат!» не собирался, хотя ситуация к этому шла. Будь ему по-настоящему тринадцать лет, он бы точно вспылил, выкрикнул нечто подобное, убежал из комнаты, громко хлопнув дверью, после чего жутко устыдился бы своих слов и чувствовал себя виноватым. Тем не менее, Степан даже раздумывать не стал над тем, чтобы и в этот раз действовать как обычный ребёнок. Вместо этого он тяжело вздохнул и опустил взгляд.
- Да всё я понимаю. – Чуть слышно проговорил он. Чтобы лучше разбирать слова, Лёшка присел рядом. Карпатов улыбнулся про себя, ведь не так-то просто вести доверительный разговор, когда собеседник, нависнув над тобой, гневно таращится сверху вниз. – Помнишь, ты рассказывал мне про свою мечту? Про то, как ты её добиваешься?
- Ну да. – Неуверенно ответил Лёшка. – Только причём тут это?
- А вдруг, у меня то же самое? – Степан посмотрел на него своими большими, честными-пречестными глаза. Во всяком случае, он надеялся, что они выглядели именно честными-пречестными. – Вдруг, это – моё?
- Всё равно не вижу связи. – Буркнул Лёшка. Видимо, честный-пречестный взгляд получился как надо, потому что он отвернулся и уставился в пустоту перед собой. – У меня есть цель, - проговорил он, - а ты собираешься рисковать своим здоровьем и, следовательно, будущим, ради сиюминутной прихоти.
- Но откуда я могу знать прихоть это, или что-то серьёзное, если я даже не попробовал? – Спросил Степан.
- Ты так говоришь, будто тебе нужно моё разрешение, – бросив быстрый взгляд на брата, хмыкнул Лёшка.
- Просто не хочу, чтобы это было причиной постоянных ссор.
- Знаешь, - задумчиво произнёс Алексей, - ещё в первый день ты показался мне немного странным. Не просто обычным детдомовцем.
- Ну и что? – Как можно более равнодушным тоном спросил Степан, внутренне холодея. Конечно, он понимал, что правду Лёшка не смог бы узнать ни при каких обстоятельствах, только вот опасение, что он прокололся, никуда не делось. Пусть даже подозрение, оно всё равно могло перечеркнуть всё, чего Степан успел добиться. Он уже практически обжился здесь, и ему бы очень не хотелось, чтобы его перестали считать своим.
- Да ничего. – Пожал плечами Лёшка. – Просто вспомнилось. Даже не знаю, что на самом деле произошло у тебя в прошлом, и правдивы ли причины твоего недавнего уныния, да и знать не хочу. Когда я поделился своими подозрениями с Лином, он сказал, что каждый имеет право на тайну, и он прав. И если эти гонки помогут тебе забыть… то, что ты хочешь забыть, или что там у тебя… короче – мешать не стану.
- Правда? – Только и смог произнести Карпатов, удивлённый тем, в какую сторону свернули мысли Алексея. Интересно, что же он такого успел себе напридумывать?
- Да, делай что хочешь. – Кивнул брат и тут же спохватился: - в разумных пределах, разумеется. И будь осторожен на этих гонках, надеюсь, они быстро успеют тебе надоесть.
- Спасибо. – Кивнул Степан. Он действительно был благодарен за искреннюю заботу со стороны человека, с которым познакомился всего пару недель назад. Но, конечно, не забыл он и о деле: - Слушай, так что там у тебя с кредитом?
- Проще простого! – Улыбнулся Лёшка. – Попросил оформить его на себя одну знакомую, с которой вместе работаю, ей-то уже девятнадцать. Так что кредит на её имя, и я вносил плату как бы от её лица.
- Да… - протянул Карпатов, поражённый тем, что сам не смог до этого додуматься. С другой стороны, надо не только додуматься, но и подходящего человечка найти, а вот надёжных знакомых среди взрослых у него пока не было, так что от Лёшки он выходил в состоянии глубокой задумчивости.
Спустя некоторое время, Степан понял, что вариант с кредитом отпадает. Слишком мало он пробыл на этой планете, не обзавёлся полезными связями и знакомствами. Имеется ввиду – среди взрослых. В самом деле, не просить же того недоделанного агентишку, которого послали за ним приглядывать?
Перебрав ещё несколько вариантов, которые так же не подходили для ребёнка, Степан удручённо вздохнул. Ему совершенно не хотелось делать это, но другого варианта он не видел. Дело в том, что у Степана Карпатова были деньги. Имеется ввиду, в прошлой жизни. Конечно же, все средства, лежащие на его банковском счету, были завещаны его детям – и это вовсе не жалкие гроши, а вполне реальные средства. Конечно, далеко не состояние Мастерсов, но Степан надеялся, что и этого вполне хватит на обустройство взрослой жизни, когда дети, достигнув совершеннолетия, получат доступ к своим счетам.
Однако, между тем, у Карпатова имелся и тайный счёт, о котором не знал никто. Он не требовал подтверждения личности с помощью сканера сетчатки или отпечатков пальцев, ведь предполагалось его использование на вражеской территории без риска себя раскрыть. Зато он был защищён двумя длинными паролями и десятком контрольных вопросов. Ничего из этого Степан не забыл.
Проблема заключалась в том, чтобы снять с него деньги незаметно. Поход в банк отпадал, потому как общение с персоналом могло привести к нежелательным последствиям, например к заинтересованности действиями своего подопечного генерала Шубейко. В то, что младший агент – единственный, кто ведёт наблюдение, Степан уже не верил. Тот парень более всего подходил на роль отвлекающего фактора, а чтобы осуществлять слежку, вовсе не обязательно делать это подобным дедовским методом. Правда Карпатов пока не обнаружил в доме ни одной скрытой камеры, но это говорило только о том, что на данный момент он не слишком выбивается из образа.
А что подумает генерал, если узнает, что его бывший любимый подчинённый снимает деньги с неизвестного счёта? Уж не вооружиться ли он решил? Ведь так горевал из-за отсутствия оружия в их последнюю встречу! Степан до сих пор крыл себя непечатными словами за тот момент слабости и растерянности, хотя и понимал, что тогда, только привыкая к новому телу, был ещё не совсем адекватен.
Именно по этой причине следовало действовать через банковский автомат – в некоторых ситуациях обмануть машину намного проще, чем человека. Но и для этого требовалось соблюсти некоторые правила безопасности. Голопанель банкомата в автоматическом режиме считывала отпечатки пальцев. Если человек был в перчатках, камера, до этого работавшая в пассивном режиме, начинала очень даже активно записывать и сканировать потенциального хакера-грабителя. Если его лицо было прикрыто, следовал сигнал на пульт охраны правопорядка. Так как банкоматы ставились в основном в людных местах, прибытие милиции можно было ждать в течение минуты.
Конечно же, Степан знал способы обойти эту защиту, тем более воровать чужие деньги он не собирался – лишь снять свои. Для того чтобы сканер голопанели не смог снять достоверный отпечаток, он покрасил подушечку большого пальца зеркальной губной помадой, искривляющей сканирующее излучение. Большого – потому что его отпечаток он примерно соответствовал размеру отпечатка указательного пальца взрослого человека. Конечно, набирать данные, используя один только большой палец, было не слишком удобно, но Степан знал массу намного более неудобных вещей, так что особых затруднений не вызвало и это.
Для полноценного сохранения инкогнито, он натянул кепку и, во время процесса съёма наличности, старательно подставлял под объектив камеры банкомата её большой козырёк. Других камер он не опасался, потому как снимал деньги там, где банкомат был скрыт от остальной улицы углом магазина.
Карпатов взял сразу сто пятьдесят тысяч – на всякий случай – и, припрятав их во внутренний карман ветровки, быстренько удалился. Операция по захвату честно нажитого капитала прошла успешно, и без каких-либо осложнений. Что естественно, ведь готовился Степан к ней почти сразу после того, как оказался на Монблане. Заранее закупил всё необходимое, а подходящий банкомат заметил во время прогулок с Вадиком и Лином.  Конечно, тогда он не знал, зачем ему могут понадобиться деньги, но рассудил, что возможность быстрого и незаметного доступа к наличным лишней не будет.
 
Большую часть дня Катька провела с Бриком. Казалось бы, что может быть естественнее парочки прогуливающейся в парке погожим воскресным деньком? Но с этой парочкой данное утверждение оказалось слабо сопоставимо. Двое гонщиков обсуждали перспективы и сложности создания команды, причём делали это, активно жестикулируя и не гнушаясь крепких словечек, так что многочисленные прохожие старались обойти их стороной.
Естественно, больше всего внимания уделяли они необходимости найти третий гравиборд. Ну и ещё Катька, мечтательно закатывая глаза, постоянно сбивалась на то, как будет учить новичка правильно ездить. При виде её садистской ухмылки даже такому уравновешенному и, в целом, далеко не трусливому парню как Фёдор становилось не по себе.
Наконец, когда уже начало вечереть, гонщица встрепенулась и задумчиво уставилась на колышущуюся листву ближайшего дерева.
- Ты чего? – Удивлённо спросил Брик.
- Кажется, есть один вариант, - туманно отозвалась она.
- Какой?
Катька медленно перевела на него взгляд.
- Не скажу, пока не проверю, - продолжила нагнетать таинственности она.
- И когда ты проверишь?
- Прямо сейчас и займусь! – Заторопилась Катька. – Значит, пока! Завтра созвонимся!
Помахав, на прощание рукой, она побежала к выходу из парка, оставив Брика недоумённо таращиться ей вслед.
В том, что она не стала сразу болтать о своих планах, гонщица не раскаивалась, всё же вариант был крайне сомнительный и чрезвычайно ненадёжный. Дело в том, что она уже несколько раз замечала, что организатор гонок Лав неосознанно выказывал ей знаки внимания, что говорило о том, что он ей, как минимум, симпатизирует. О максимуме Катька предпочитала не думать, потому как и сама прекрасно сознавала, что на фоне каких-нибудь «Ласточек» смотрится гадким утёнком.  Да и об отношениях с кем-либо она тоже ещё не задумывалась.
Сейчас же, ей пришла на ум идея немного поэксплуатировать симпатию Лава, если она, конечно, есть, в своих целях – то есть предложить проспонсировать новую команду. Конечно, в успех этой затеи она и сама не очень верила, но ещё меньше она верила в то, что Лёшка сможет подсказать Стёпке что-нибудь дельное.
Добравшись до дома, она уединилась в своей комнате и, отыскав номер Лава, позвонила ему, однако напоролась на автоответчик. Но, всё ещё пребывая в порыве энтузиазма, она продолжила попытки, но так ничего и не добилась.
- Привет, Лав, это Кэт. У меня к тебе небольшое дело появилось, перезвони, пожалуйста, как только будет возможность, - уняв раздражение и выжав из себя остатки вежливости, в конце концов, надиктовала сообщение гонщица.
Вообще, быть в положении просительницы было для неё довольно унизительно, но ради дела Катька сумела превозмочь гордость. Именно поэтому отсутствие результата злило её ещё больше, и злость эта требовала выхода. Чтобы хоть как-то её выместить, она уже собралась наведаться к Сидни, который по своему обыкновению сидел у себя и что-то читал, но тут неожиданно вовремя вернулся Степан. Мальчишка отсутствовал где-то целый день, так что она заторопилась вниз, поинтересоваться как его успехи.
 
Домой Карпатов вернулся только вечером – осторожничал, хотел, чтобы даже его неопытный соглядатай не смог точно сказать, в какую он вообще сторону ходил. Лин ещё не вернулся от своих, поэтому Карпатов быстренько, чтобы не попасться на глаза Катьке с котлетой денег в кармане, убежал к себе. Запершись, он спрятал наличность в так же заранее подготовленный тайничок, после чего завалился на свою раскладушку и принялся усиленно думать о своих действиях, поочерёдно разбирая события этого, неожиданно суетного, дня.
Ну и, разумеется, спокойно подумать ему было не суждено – в дверь, с частотой игломёта, заколотила Катька.
- Ну, посоветовал тебе чего этот хмырь? – Сразу взяла быка за рога она, влетев в комнату и заняв единственный стул.
Вернувшись на раскладушку, Карпатов нехотя рассказал о способе Лёшки.
- Вот жучара хитрый! – Цокнув языком, воскликнула Катька. – И где ты думаешь найти идиота, который на это согласится?
- Уже нашёл, - нехотя ответил Степан, - только не спрашивай кого. Спонсор пожелал остаться анонимным. – С этими словами он достал из кармана несколько купюр и помахал ими перед носом гонщицы.
Неожиданно для себя Карпатов заметил, что вид обескураженной Катьки, завороженно на него таращащейся, доставляет ему удовольствие. Подобного чувства он не испытывал с тех пор как ещё давным-давно, в учебке, побеждал в спорах или соревнованиях. Впрочем, поностальгировать всласть ему не дали.
- Сколько там? – Чуть ли не шепотом спросила оторвавшаяся от завораживающего зрелища Катька.
- Двадцать, - ответил Карпатов, спрятав деньги обратно, - должно хватить.
- Хватит, ещё как! – Воскликнула девчонка, резко вскочив и опрокинув при этом стул, после чего начала возбуждённо метаться по комнате. – Даже на приблуды останется! Как купим тебе гравик, я тебя в одно место отведу – там его можно и до ума довести, а можно вообще так переделать, что с базовой моделью ничего общего не останется!
Степан слушал неиссякаемое Катькино трещанье и улыбался. Девчонка действительно любила то, чем занималась и сейчас, без своей напускной грубости, она была так же естественна, как и на трассе. Этот контраст не укрылся от Карпатова ещё во время гонки, но сейчас он получил возможность понаблюдать за этим преображением на расстоянии вытянутой руки.
 
Младший оперативный агент Кирилл Суслов был в тупике. Перед ним стояла задача, и он не знал, как к ней подступиться. На Монблане было всего два источника, откуда он мог почерпнуть информацию об объекте: местное отделение Управления и непосредственно окружение объекта. Первый отпадал сразу, так как излишнюю инициативу в рамках четко указанного задания там не поощряли. Ну а насчёт второго – Суслов уже успел переговорить с классной руководительницей Мастерса и директрисой его школы. Каких-либо полезных сведений это не принесло, правда, в случае с молодой учительницей он хотя бы получил удовольствие от общения.
Теперь Суслов планировал следующий шаг и подбирал кандидата для его осуществления. На этот раз он решил переговорить с теми, кто контактирует с объектом чаще всего. Два пацана, с которыми Мастерс гулял после школы для этой роли не подходили – вряд ли они стали бы откровенничать о своём друге с незнакомцем, а потом бы и ему об этом рассказали. Кирилл и сам не понимал почему, но ему очень не хотелось в очередной раз проколоться в глазах мальчишки. Поэтому действовать следовало осторожно, а цель выбирать тщательно.
Наконец, оптимальным вариантом он счёл рыжую девчонку, ровесницу Мастерса, которая жила с ним в одном общежитии. После недолгих раздумий, он решил вновь использовать образ задействованный ещё в школе.
- Милиция, старший лейтенант Кириненко, - сверкнув корочкой, представился он, преградив путь выбранной девчонке, которая как раз возвращалась с прогулки.
Место он специально выбрал такое, чтобы из расположенного на соседней улице общежития их не было видно – всё же мальчишка умел и любил преподносить неприятные сюрпризы.
 
Тоська резко затормозила перед преградившим ей дорогу милиционером, удивлённо хлопая глазами.
- Простите, вы ведь живёте в том доме? – Спросил тем временем милиционер, указав на видневшуюся за соседскими домами крышу четвёртого общежития.
- Да, - осторожно кивнула Тося. Причин опасаться работников правоохранительных органов она не имела, а потому не видела смысла отпираться.
- У меня есть несколько вопросов насчёт одного из ваших соседей.
- Опять Катька что-то натворила? – вырвалось у девчонки.
- Какая ещё Катька? – Уточнил агент.
- Ну, Лаврова же! – Объяснила Тося.
Опять эта Лаврова, - подумал Суслов, вспомнив, что и директриса называла эту фамилию.
- Нет. Меня интересует Стивен Мастерс.
- Стёпка? – Удивилась девчонка, но быстро взяла себя в руки и воскликнула: - Он ни в чём не виноват!
- Наверное, вы меня не так поняли, я его ни в чём и не обвиняю, - примирительно сказал агент, после чего выдал озвученную ещё в школе причину своего интереса.
- Это неправильно, так относится к людям только из-за их происхождения, - нахмурившись, произнесла Тося.
После этого утверждения, Суслова посетило ощущение дежа-вю – классная руководительница Мастерса отреагировала примерно так же.
- Возможно, вы правы, - развёл руками он, - но начальству, как всегда, виднее. Итак, что вы можете рассказать о своём соседе?
- Ну, он… - протянула девчонка, собираясь с мыслями, - он, вроде как нормальный.
- Нормальный?
- Ну да. Мы с ним не так близко знакомы, чтобы я знала о нём что-то конкретное, но ничем особенным он не выделяется.
- И всё же, нельзя ли поподробнее? – Попытался надавить на жалость Кирилл. – Мне нужно хоть что-нибудь для отчёта.
- Он немного стесняется выступать перед классом, - начала перечислять Тося, - умеет готовить макароны по-флоцки, везде ходит со своими дружками, постоянно забывает вытирать ноги, прежде чем заходить в дом, так что же ещё…
Поняв, что чего-то действительно интересного он тут не узнает, Суслов решил свернуть беседу.
- А что, эта Лаврова тоже с вами проживает? – Напоследок спросил он.
- Ещё бы, - фыркнула Тоська.
Попрощавшись, Суслов оставил её в покое. Конечно, он ожидал услышать что-нибудь более полезное, но и совсем бессмысленным этот разговор назвать было нельзя. У него, наконец, появилось то, что он тут же нарёк «зацепкой». Уже второй раз всплыла некая Лаврова, и младший агент, сходу отвергнув возможность простой случайности, решил проверить, что же она из себя представляет. Так как это имя было произнесено в определённом контексте, начать он решил с детской комнаты милиции.

  • 1
Читаю на самиздате, очень понравилось , но блин как медленно :-)

зы.. очень кстати интересно написано, по сравнению с другими
попаданцами в тела иномирян (если можно конечно сравнить это с попаданием)...

Получается так как получается...
Конечно, мне и самому побыстрее хочется всё это написать и заслать в издательство))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account